Славянское христианство

книга Славянское христианство. Часть 2. Глава 2

Оглавление:

  • Глава 1. Восточная Европа.

  • Глава 2. Пути проникновения христианства на Русь.

  • Глава 3. Славяне и Византия.

  • Глава 4. Моравское христианство.

  • Глава 5. Прочие влияния

  • Глава 6. Начало сосуществования традиций. Заключение.


  • Часть 2:

    • Глава 1. Предпосылки и исследования.

    • Глава 2. Новгородско-московское движение в исторической перспективе.

    • Глава 3. Полемическая литература:Архиепископ Геннадий Гонозов, Иосиф Санин и другие источники.

    • Глава 4. Писания субботников.

    • Глава 5. Движение субботников, его литература и история.

    • Заключение.

    • __________________________________


      Книга 2


      Глава II


      Новгородско-московское движение в исторической перспективе

      Возникновение, распространение и поражение новгородско-московского движения тесно связаны с политической, социальной и религиозной ситуацией в средневековой Руси. Даже самые первые упреки в «жидовстве», как они представлены в источниках, были связаны с определенными политическими и социальными обстоятельствами. Таким образом, исследование новгородско-московского движения в его исторической перспективе является неотъемлемой частью данного исследования и необходимо для понимания подлинной сущности этого движения.

      Расцвет новгородско-московского движения совпал со временем крупномасштабного объединения русских земель последним великим князем и, фактически, первым царем Руси Иваном III (1440-1505). Некоторые историки советского периода полагают, что новгородско-московское движение было вдохновлено и поддерживалось Иваном III, который посредством этого движения пытался достичь определенных целей в своей церковной и государственной политике.

      Иосиф Санин постоянно выражал недовольство тем, что ближайшее окружение князя впало в ересь. Санин конкретно называет имя Федора Курицына, главы правительства, брат которого Иван Волк стал лидером еретиков. Даже невестка Ивана III Елена Стефановна и ее сын Дмитрий приняли учение субботников. Санин также заявляет, что еретический митрополит Зосима был поставлен на место великих Московских святых иерархов Петра, Алексея и Ионы. Наверное, невозможно вычислить, насколько Иван III был заинтересован в продвижении новгородско-московского движения. Но движение находило поддержку не только среди высокопоставленных людей. Иосиф Санин с горестью отмечал, что по всем городам мужичье ныне во всех худых местах (т.е. не в церквах) о вере толкует. «Толико прельстиша и в жидовство отведоша, яко ни исчести можно». Однако поражение этого движения хронологически совпадает с переменами в русской политике, как будет показано ниже. Таким образом, представляется важным вкратце взглянуть на эпоху Ивана III и на многообразие взглядов, появившихся на свет в результате его социальной и политической активности.


      Социальный и политический фон

      Потомки Рюрика (830-880), основателя русской династии правителей, вряд ли намеревались править всей Русью. Во всяком случае, они не были так близки к достижению этого, как Иван III. Его наивысшей целью было объединение Руси в централизованное государство под независимым руководством Великого князя Московского.

      Иван третий

      Внутренняя политика Москвы

      Централизующая политика Ивана III снискала ему как сторонников, так и противников. Самое серьезное сопротивление Великому князю исходило от его братьев и близких родственников. Поводом для этого было постоянное пренебрежение Иваном важнейшего принципа русских князей, передаваемого из поколения в поколение. Недовольный положением просто старшего брата, Иван добился прежде чуждого для Руси статуса - царя. Он также стал первым из правителей Руси, кто вошел в историю под титулом «великий». Понятно, что оппозиция политике Ивана вышла из среды его ближайших родственников, положение которых на обретающей централизованную форму правления Руси выглядело весьма неопределенно.

      Феннелл утверждает: «Походы, аннексации земель, свадьбы, посольства, реформы – все это происходило как заранее спланированные действия. Преследуемый каждым из этих событий замысел становится ясным в перспективе всего правления Иоанна. Кажется, ничто не было случайным, небрежно спланированным или несвоевременным. Все события, по-видимому, имеют общую направленность. Многочисленные небольшие походы, бесчисленные попытки выстраивания дружественных отношений на Востоке и Западе, отсутствие добрых отношений дома, вмешательство в церковные дела - все это никак не было бессистемными событиями, инициированными прихотью деспота. Скорее, это были статные шаги государственного деятеля, у которого было видение и необыкновенная целеустремленность».

      Как создатель империи, Иван поднялся на тот же уровень, что Карл Великий в Европе и Тамерлан в Азии. Политическому гению Ивана можно только удивляться: «Его холодный рассудок безошибочно подсказывал, насколько далеко он мог злоупотребить свободой его подданных и оказывать давление на Церковь… Его земельная реформа, его церковная политика, его отношения с Собором и ближайшим семейным окружением - все это было направлено на достижение цели любой ценой. В действительности, многие действия Ивана, имевшие отношение только к его подданным, могут быть поняты лишь при их рассмотрении в связи с внешней политикой.


      Внешняя политика

      Внешняя политика Ивана оставила сильный отпечаток на всей дальнейшей истории Российской империи. Когда внутренняя ситуация выходила из-под его контроля, Иван едва ли не всегда придавал ей статус международного конфликта. В нижеследующем разделе будут рассмотрены те дела московского государя, которые имели отношение к религиозной ситуации на Руси, в особенности, связанные с развитием и разгромом движения субботников. Некоторые спорные вопросы, касающиеся веры субботников в догмат о Троице, нельзя разрешить, не принимая во внимание этот исторический фон.


      Священная Римская Империя

      Священная Римская Империя была единственной политической силой, которая могла соперничать с Русью в конце XV века. Отношения между Москвой и Священной Римской Империей, тем не менее, сводились лишь к построению больших планов, большинство из которых никогда не было осуществлено. Федор Курицын, один из видных лидеров движения субботников, по сути, возглавлял переговоры со Священной Римской Империей. Проводя диалог с Римом, он смог достичь некоторых положительных результатов в пользу Руси. Приезд на Русь многих великих архитекторов, инженеров, ремесленников, артистов и ученых, которые навсегда изменили облик Москвы, был непосредственным результатом переговоров Федора Курицына со Священной Римской Империей. Среди них – Аристотель Фиоровенти Болонский и Петро Антонио Солари Миланский.

      Священная Римская Империя в лице Римо-католической церкви, сыграла важную роль в разгроме новгородско-московского движения через подготовку так называемого «династического кризиса» . Вторая жена Ивана III, Софья Палеолог (Зоя), племянница последнего императора Византии, в свое время получила образование в Риме, выстроеное под руководством папы Сикста IV и кардинала Виссариона. Брак с Иваном III был инициирован Священной Римской Империей, в особенности Святейшим престолом (папством). Софья, в конечном счете, сыграла главную роль в «династическом кризисе» и разгроме новгородско-московского движения.


      Молдова

      Самым надежным западным союзником Ивана III была Молдова. Эта страна управлялась в то время одним из величайших молдавских правителей всех времен – Стефаном IV Великим, который был «человеком редкой проницательности и мужества, управлявший страной не для того, чтобы противостоять более сильным соседям, но, чтобы держать турок на дистанции в течение почти пятидесяти лет. Федор Курицын некоторое время служил послом в Молдове и, по крайней мере, однажды посетил двор Стефана. Альянс между Русью и Молдовой был усилен браком сына и наследника Ивана III Ивана Ивановича с дочерью Стефана Еленой Стефановной в январе 1484 года.

      «Любопытно, - замечает Феннелл, - что Елена стала более известна не как личность, сплотившая два княжества, но как воистину удивительный центр религиозного диссидентства и придворных интриг». Елена Стефановна и ее сын Дмитрий, законный наследник Российской короны, стали главными сторонниками движения субботников. Политическая борьба, которая сопровождалась поражением субботников, сосредотачивалась вокруг двух женщин, царственных особ, имеющих противоположные религиозные симпатии. Поражение движения субботников и, вероятно, насильственная смерть Елены Стефановны и ее сына Дмитрия парализовали на века отношения между Русью и Молдовой.


      Литва

      После заключения союза Польши и Литвы в 1386 году все литовцы были «обращены» в католицизм; им даже запрещалось заключать браки с русскими до тех пор, пока последние не примут их новую веру. В 1447 году Казимир был избран королем польского парламента. Так, единство Польши и Литвы под единым началом продолжалось до смерти Казимира в 1492 году.

      Как русский, так и литовский великие князья требовали законных полномочий к востоку и югу от Новгорода. Некоторые районы западной России были мирно объединены с Литовским государством во время господства татар над Русью. Жители этих районов пользовались религиозной свободой и вполне уютно себя чувствовали в своем положении. Однако стратегия Ивана III по объединению Руси не могла подчиниться такому положению дел. Таким образом, война с Литвой была неизбежна.

      В действительности, практически невозможно установить точную дату начала Русско-Литовской войны. На протяжении четырех лет Русь была инициатором небольших военных походов к Литовским границам. В 1492 году было официально объявлено начало войны. Эта война стала кульминацией всей внешней политики Ивана III, причем война была начата лишь тогда, когда он удостоверился в сохранности других московских рубежей.

      И сторонники, и противники новгородско-московского движения пытались дискредитировать друг друга посредством обоюдных обвинений в сотрудничестве с Литовской стороной. Например, «еретический» митрополит Зосима обвинил Геннадия в сотрудничестве с Литовской стороной. Геннадий в свою очередь пишет, что новая «ересь» является плодом «проклятых литовских заговоров в земле русской». Во время вражды Литвы с Русью подобного рода заявления имели скорее полемическое, нежели реальное значение.


      Татары

      Наряду со сложной ситуацией на западе у Москвы также были проблемы на востоке и юге. К 1300 году могущественная империя монголов, известных на Руси как татары, простиралась от Китая до Польши, занимая всю Азию кроме Индии, Бирмы и государства Камбоджа. Русская история с 1200 по 1500 годы более понятна в монгольском контексте. К середине XV века, однако, силы монголов серьезно ослабли, хотя татары Золотой Орды, Казани и Крыма продолжали тревожить русских соседей на протяжении всего времени правления Ивана III. Это выливалось в немалые военные и дипломатические потери для русских. Независимо от регулярности выплаты дани, московский князь по своему формальному статусу являлся вассалом татарского хана.

      Во второй половине XV века ханства Казани и Крыма добились определенной степени независимости от Золотой Орды. Это создало ситуацию, при которой хорошо скоординированное дипломатическое маневрирование было способно совершить больше, нежели военное преимущество. Москва была способна мастерски играть в политическую игру с татарами. В результате сотрудничества с Русью два татарских царевича, Касим и Якуб, восстали против своего брата Махмудека, хана Золотой Орды. Они стали верно служить Москве с того момента, когда для них это оставалось единственным путем сохранить свою независимость.

      Отсутствие исторических документов, освещающих русскую историю до середины XVI века, в значительной степени может объясняться периодическими вандальскими нашествиями татар и их стремлением сжечь все, что можно уничтожить огнем. Лишь некоторые документы сохранились после сражений и огненного времени.

      Захват Руси татарами также затронул духовенство и церковь. Правители татар поддерживали их власть. Альберт Херд заметил: «Монастыри и церкви, которые не подлежали обложению налогом и защищались от расхищения, стали богатыми и благополучными среди повсеместного краха… Почти вся религиозная организация Руси сложилась в период татарского завоевания». Таким образом, политически и экономически церковь вышла из татарской оккупации еще более сильной, нежели была до нее, а также хорошо способной сражаться с какого-либо рода нонконформизмом. Стандарты нравственности и грамотности среди духовенства пропорционально понизились. Это, безусловно, оставило след и на характере борьбы Церкви с субботниками.


      Новгородская республика

      История с независимым городом-государством Новгородом являет собой пример всей западной политики Ивана. Торговый город Новгород, по некоторым оценкам, являлся богатейшим городом Восточной Европы. Поэтому, согласно Феннеллу, «на протяжении первых трех четвертей XV столетия Новгород был одним из главных предметов притязаний в противостоянии Литвы и Москвы». Марфа Борецкая, выдающаяся женщина, возглавлявшая бояр (потомственных дворян), упорно прилагала все усилия к тому, чтобы свергнуть ограничения, установленные Великим князем Московским. Новгород наслаждался автономией и преуспеванием с конца XII века. Господин Великий Новгород был известен как республика и являлся центром торговли между Востоком и Западом, во многом оставляя Москву в тени. Николая Зернов замечает, что «это была последняя сторожевая застава по направлению в западный мир, оставшаяся у русских».

      Новгородцы высоко ценили свою свободу и независимость. Их конституция по природе была республиканской и в какой-то степени демократической. Существование Вече (народного собрания), на котором каждый горожанин – по крайней мере, теоретически - имел право посредством голосования принимать участие в делах республики, дает уверенность в том, что решения со стороны не признавались новгородцами. Административные, духовные и военные начальники – все были избраны новгородцами и из новгородцев. Даже князь был приглашаем в Новгород народным собранием (Вече); его полномочия ограничивались лишь наймом на службу для защиты Новгорода от агрессивных соседей.

      Новгород обладал богатыми деловыми связями с Востоком, Западом и Югом, однако духовно был связан в первую очередь с Востоком. Все виды искусств в Новгороде находились под непосредственным влиянием Москвы. В свою очередь Новгород влиял на социальную, культурную и политическую жизнь своих восточных соседей. Многие москвичи желали видеть Новгород как модель для будущей социальной и политической жизни Руси. Другие москвичи боялись опасного примера свободолюбия в Новгороде. При этом все желали иметь какую-нибудь выгоду от несметных богатств этого города.

      Новгороду было суждено сыграть важную роль в эволюции движения субботников. Фактически, многие историки согласны с утверждениями главных обвинителей субботников – Иосифа Санина и архиепископа Гонозова, что Новгород был колыбелью движения «жидовствующих». Согласно этой точке зрения, зародившись в Новгороде, оно распространилось далее по Москве, а затем появилось и в других крупных и малых городах. В связи с этим нам необходимо исследовать сочинения архиепископа Гонозова и Иосифа Санина о начале новгородско-московского движения.


      Начало новгородско-московского движения

      На сегоднящний день не существует достоверной информации о начале новгородско-московского движения. На протяжении столетий по данной проблеме была доступна лишь краткая «оценка» ереси, составленная Иосифом Саниным, а также некоторая информация из писем Геннадия Гонозова. Авторитет Санина в Русской Православной Церкви длительное время препятствовал проведению сколько-нибудь серьезных критических исследований о происхождении движения субботников.


      Происхождение новгородско-московского движения согласно Геннадию Гонозову

      «Открытие» диссидентского движения было сделано Гонозовым, который был поставлен архиепископом Новгородским в январе 1485 года. Первое указание о столкновении с «жидовствующими еретиками» встречается в Летописях, которые упоминают в связи с этим вопросом «список архиепископа Геннадия», а также упоминают и о некоей тетради, взятой им у еретиков. Эти документы архиепископ Геннадий одновременно послал и Великому князю, и митрополиту.

      Заметим, что первое письмо Гонозова не сохранилось, однако его содержание можно достаточно точно воссоздать по нескольким другим его письмам сходного содержания, написанным им в скором времени. Поскольку Великий князь и митрополит ответили на письмо Гонозова, о содержании его письма можно судить и по их ответам. Адресат архиепископа Гонозова, митрополит Геронтий, указал, что получил письмо Гонозова, которое разъясняло, «по чему еси обыскивал, как они хулили Христа Сына Божиа и пречистую Его Богоматерь и ругались святым иконам, а величают жидовскую веру, а нашу православную християнскую веру хулят». Геронтий отвечает, что Великий князь и он сам вместе с Собором епископов уже приняли решение по этому прецеденту.

      Три человека были объявлены в ереси: поп Григорий Семеновский, поп Ересим Никольский и попов сын, дьяк Самсон Григорьев. Все трое были биты в Москве и посланы к Гонозову для дальнейшего разбирательства. Гонозову, однако, рекомендовалось наказывать их только дисциплинарными методами и не прибегать самому к физической расправе. Геронтий также дал Гонозову инструкции о том, чтобы продолжать расследование, но делать это он впредь должен вместе с братьями Иаковом и Юрием Кошкиными – посланниками Великого князя в Новгороде.

      Согласно записям самого архиепископа, он узнал о еретиках не ранее 1487 года. Однако Алексей и Денис, два видных сторонника этой «ереси», были приглашены Великим князем московским еще за семь лет до этого (то есть в 1480 году). Оба они открыто заявляли о своей вере. Задолго до того, как Геннадий был назначен на свою должность, в Новгороде имело место серьезное религиозное пробуждение. Церковные лидеры чувствовали свою неспособность удовлетворительно отвечать на многие вопросы мирян.

      Новгородский епископ Феофил (1481—1483) отказался от архиепископства, откровенно сознаваясь, что при всей «своей грубости и недостаточности ума... словесных овец пасти и воздержати не возмог». Новый архиепископ Сергий, занявший его место, также вскоре (1484) заявил, что не хочет даже «архиепискупом нарицатися», так как «ничтоже мог святительскаа действовати». Геннадий же, похоже, был гораздо более высокого мнения о своих способностях, и, не затрудняя себя словесными прениями с еретиками, сразу же приступил к физической борьбе с ними.

      Возникает серьезный вопрос: как объяснить явную задержку с «обнаружением» ереси? Можно предположить, что в течение первых нескольких лет пребывания на новом посту Гонозов был, прежде всего, заинтересован в том, чтобы укрепиться на своем месте. Можно также предположить, что он не мог начать расследование без кого-либо, кто мог дать показания против «еретиков». Такой человек был найден в 1487 году - поп Наум, объявивший себя «раскаявшимся еретиком», якобы рассказал Гонозову о своих товарищах. Позже он свидетельствовал против них. От Наума Гонозов получил и тетрадь с «жидовскими псалмами».

      Письмо архиепископа Геннадия епископу Прохору Сарскому является первым сохранившимся документом, написанным против «еретиков» (1487) . В этом документе Геннадий выражает свое негодование теми, кто «хулою возносящихся на Господа нашего Иисуса Христа и обезчестивших образ пречистыя владычица нашея богородица новгородских еретиков жидовская мудрствующих».


      Иосиф Волоцкий о происхождении «субботствующих»

      В своих ранних письмах Гонозов не обсуждает происхождение «ереси». Однако в своем письме Зосиме (октябрь 1490) он пишет: «А что которые литовские окаянные дела прозябли в Руской земли и в Великом Новеграде, в вотчине государя Великого князя, коли был в Новеграде князь Михайло Оленкович, а с ним жидовин еретик, да от того жидовина распростерлась ересь в Новгородцкой земли, а держали ее тайно».

      Иосиф Санин, ставший главным противником данного движения, безусловно, получал информацию о происхождении движения субботников от Гонозова. Мнение Санина стало со временем «официальным» взглядом на движение русских субботников. Ниже приводится взгляд Санина на начало новгородско-московского движения:

      «…В это время в городе Киеве жил еврей по имени Схария, который был орудием самого дьявола – он научал всем видам нечестивых измышлений: черной магии, колдовству и астрологии. Он был известен князю Михаилу, сыну Александра, внуку Волгирда, настоящего христианина, имеющего христианское отношение. Этот князь Михаил в 6979 году, во время правления великого царя Ивана Васильевича, прибыл в Новгород Великий, и еврей Схария был с ним. Этот еврей в начале соблазнил священника Дениса и обратил его в иудаизм, а Денис привел к нему архиепископа Алексея, который совершал служения на улице Михайловской; он также отступил от незапятнанной, истиной христианской веры».

      «После того как Денис и Алексий отступили от христианства, все больше евреев стало приходить из Литвы, присоединяясь к двум отступникам, обращая других священников, диаконов и простой народ».

      Иосиф обвиняет их в самых ужасных, на его взгляд, преступлениях: отрицании божественности Христа, неприятии доктрины о Троице, нападках на монашество и поношении икон. Еретики усвоили еврейскую доктрину, но были предупреждены, по словам Санина, не совершать обрезание, ибо «если христиане узнают и захотят убедиться в этом, тогда вы будете пойманы».

      Иосиф утверждает, что, пользуясь неграмотностью некоторой части духовенства, Схария и его сообщники внушали недоверие к церковной иерархии. Кроме того, они подстрекали многих бунтовать против духовных авторитетов и предлагали идею самоопределения в вопросах веры. Те, кто якобы подверглись такого рода влиянию, тем самым подготавливали себя к полному разрыву с Православной церковью. Они с презрением относились к святым иконам и отвергали почитание святых – общенародных основ религиозности. Впоследствии, будучи слепыми и обманутыми, согласно утверждениям их противников, они пришли к отрицанию фундаментальных догм православия: спасающих таинств, святейшей Троицы, воплощения Богочеловека Иисуса Христа.


      История и причины поражения «субботствующих»

      В конце пятнадцатого столетия новгородско-московское движение распространилось на Руси в крупном масштабе; его присутствие было очевидным в каждом социальном уровне общества. Даже некоторые члены царской семьи приняли учение рассматриваемого нами движения, что особенно обеспокоило многих сторонников старой политической и церковной системы. Церковь четко увидела, что угроза потери власти была реальной и неотвратимой, и чтобы спасти свои позиции, необходимо было действовать без промедления.

      Разгром новгородско-московского движения близко связан с так называемым «династическим» кризисом 1497-1499 гг., в котором все политические и идеологические институты тогдашней Руси принимали активное участие.

      В 1458 году у Ивана III родился сын от его первой жены Марии, дочери русского дворянина. Этот сын, ставший наследником трона в Москве, был назван в честь своего отца Иваном и известен в истории как Иоанн Младой. В 1482 году он женился на Елене Стефановне (? -1505), дочери молдавского короля Стефана IV (1435-1504), прозванного Великим. В семье Ивана Младого и Елены вскоре родился сын Дмитрий (1484-1505). К тому времени Мария, жена царя, умерла (1467 г.), что привело Ивана III к поискам новой жены. Спустя некоторое время он женился на принцессе Софье (Зое) Палеолог, племяннице последнего Византийского императора.


      Софья Палеолог

      Софья Палеолог сыграла важную роль в поражении движения русских субботников. Биллингтон отмечает, что «преследование на жидовствующих обрушилось сразу с двух сторон: со стороны Софьи (а также ее ближайшего окружения и сына Василия, рвущегося к престолу) и лидеров новгородской иерархии».

      Таким образом, чтобы проанализировать причины разгрома движения субботников, необходимо рассмотреть личность Софьи и ту роль, которую она сыграла в русской истории.

      Династия Палеологов берет свое начало в Константинополе в 1261 году. Дядя Софьи, Константин XI Палеолог (годы царствования 1449-1453), был последним византийским императором. Он до последнего сопротивлялся туркам, но не смог удержать Константинополь, столицу некогда сильной Восточно-Римской империи. Магомет II вошел в город во вторник, двадцать девятого мая 1453 года и призвал имя Аллаха в соборе св. Софии, в величайшем христианском кафедральном соборе Востока. Это было концом Византийской империи, и братья императора, вместе с другими его родственниками, разбежались по разным частям мира.

      Фома Палеолог, отец Софьи, был одним из братьев императора и деспотом Морейским до 1460 года. Он сбежал в Рим, где папа Пий II обещал убежище всем царям, князьям и другим правителям, потерявшим свои владения. Фоме предоставили место для жительства в Саксонии, где он вскоре и умер (1465). Его дети, включая Софью, перебрались в Рим, где Софья была «воспитана как католическая принцесса под покровительством святейшего престола». Могущественный кардинал Виссарион проявил личную заинтересованность в воспитании Софьи.


      Кардинал Виссарион

      Кардинал Виссарион

      В нашем исследовании важно коснуться и личности кардинала Виссариона. Виссарион (1403-1472) оставил заметный след и в истории католической церкви, и в русской истории. Происходящий из простой греческой семьи, он принял монашество и был рукоположен в диаконы православной церкви в 1426 году. Он продолжал жить в Константинополе до 1431 года, где и был рукоположен в священники. После этого в течение пяти лет Виссарион изучал философию.

      Виссарион приобрел известность, прежде всего благодаря своим дипломатическим талантам. Находясь в Мистре, он был приглашен на должность советника для братьев Палеологов; это способствовало становлению его политического опыта и помогло предвидеть грядущее крушение империи. Тем временем, он пришел к заключению, что есть только один путь спасти империю, и этот путь – достижение примирения с Западом.

      В 1437 году Виссарион был назначен членом православного комитета при византийском императоре Константине XI. Задача комитета заключалась в том, чтобы обсудить возможный союз Православной церкви с Римско-Католической церковью. В начале Виссарион следовал доктринам Православной церкви, но постепенно пришел к согласию с Римско-Католическими верованиями. В 1439 году, во время своего пребывания в Италии, Виссарион был посвящен папой Евгением IV в сан кардинала.

      Виссарион стал ключевой фигурой на Ферраро-Флорентийском Соборе 1438-1445 гг., когда латинские и греческие церкви попытались достичь соглашения по ряду ключевых вопросов и возможности преодоления схизмы. На Соборе многое было достигнуто, хотя позднее восточные епископы все это отвергли. Оказавшись, таким образом, изгоем у себя на родине, Виссарион вернулся в Италию, где папой римским ему были пожалованы несколько титулов и должностей: защитник монахов ордена св. Василия в Италии, аббат монастыря в Криптоферрисе (Grottaferrata), епископ Сабины, архиепископ, и, наконец, (латинский) патриарх Константинопольский.

      В период с 1455 по 1471 Виссарион рассматривался как один из самых вероятных кандидатов на престол Петра. Однако он был проигнорирован некоторыми консервативными кардиналами, которые были обеспокоены его восточным происхождением. Многие годы он оказывал воздействие на политику Ватикана и был, возможно, намного более ответственен в церкви в иностранной деятельности, чем кто-нибудь другой. Будучи выходцем из греческой школы, Виссарион оставил след в воспитании Софьи.


      Царская свадьба

      Планируя брак Софьи с Иваном III, Виссарион, по всей видимости, мыслил достичь того, чего он не смог добиться на Соборе посредством богословских дискуссий. Он надеялся достичь соединения церквей воедино под покровом Рима. Виссарион понимал, что Иван III не сможет воспротивиться искушению вступить в родство с императорской семьей благодаря женитьбе на Софье.

      Возможно, Виссарион также хотел освободить Грецию с помощью Руси, и уже после этого подчинить католическому контролю ослабленные войной Грецию и Русь. Виссарион имел своих представителей не только в Греции, но и в Москве. Иван Фрязин, служивший у Ивана III, был человеком Виссариона. Поэтому именно через Фрязина Ивану III поступило предложение свататься за Софью. С этой миссией Фрязин и отправился в марте 1469 года в Италию.

      Детали царской свадьбы были обсуждены в 1472 году. Католическая сторона настаивала, чтобы свадьба проводилась в Риме, согласно римско-католическому обряду. Понятно, что это было неприемлемо для Ивана III. Наконец, обе стороны договорились о двух венчаниях: одном в Риме, а другом в Москве. Фрязин занял место жениха, Ивана III на свадьбе в Риме, после чего новоиспеченная русская царица в его сопровождении отправилась в Россию.

      Ее путешествие оплачивалось Римом и носило характер открытой пропаганды католичества. Римско-католический священник шествовал во главе процессии и нес огромный католический крест – кряж. Значительную часть свиты Софьи составляло римско-католическое священство. Когда царский поезд прибыл к воротам Москвы, уполномоченный посланник Ивана III потребовал спрятать католические символы, иначе они не смогли бы войти в город. Путешественники были очень расстроены, но представитель Ивана III настаивал, что русские люди не стерпят триумфального шествия римско-католической процессии по улицам Москвы. Это был первый признак того, что амбициозным планам Виссариона не так легко будет сбыться в Москве.

      Окунувшись в атмосферу Кремля, Софья ощутила глубокую разницу между Русью и Западом. Это, возможно, стало причиной ее отстаивания скорее собственной позиции, нежели виссарионовских проектов. Вместе с Софьей прибыло и множество ее соплеменников - греков, в числе которых были и священники. Русская Православная церковь, таким образом, получила свежий прилив не только католичества, но и византизма. Чтобы утвердить свой статус правителя, Иван III принял византийские символы: двуглавого орла, царский трон и другие атрибуты власти. Он провозгласил Русь Третьим Римом, как новую истинную христианскую империю, ставшую преемницей Византийской империи.


      Начало конфликта

      Ко времени прибытия Софьи на Русь Москва, Новгород и другие города вплотную подошли к религиозной реформе. Сам царь отчасти имел «еретические верования». Кроме того, его невестка Елена и внук Дмитрий симпатизировали субботникам, поддерживали их. Религиозные взгляды Ивана Молодого, наследника российского трона, трудно определить. В 1490 он заболел и умер. Этот же год стал годом начала гонений на новгородско-московское движение, которое тогда же было предано анафеме церковным Собором.

      Поначалу указания Собора имели немного силы, и новгородско-московское движение продолжало расти и усиливаться. После трагической смерти Ивана Младого Иван III демонстративно показал свое расположение к внуку, царевичу Дмитрию, как законному наследнику трона. Ничего подобного не было проявлено к трем сыновьям Софьи. Стало ясно, что, если Софья хочет видеть своего сына Василия (1479-1533) на троне, она должна устранить царевича Дмитрия, которого поддерживали субботники, и чьи взгляды он сам разделял.

      В 1497 Василий собрал несколько вооруженных отрядов и открыто восстал против своего отца Ивана III, намереваясь захватить трон. Восстание было подавлено. Тот факт, что после восстания Василия вообще оставили в живых, указывает на сильное влияние Софьи на Ивана III. Остерегаясь дальнейших проблем, Иван III совершил венчание царевича Дмитрия на российский трон. Династический кризис выходил на финишную прямую.


      Разрешение конфликта

      Ряд исторических источников утверждают, что через подкупы, наделение земельными участками, заговоры и наговоры Софья к 1502 году сумела отвратить Ивана от царевича Дмитрия, а также подвела великого князя к разрыву с другими «еретиками». В этом году Василий был провозглашен наследником на трон.

      Санин оказал немалое давление на Ивана III, который не был склонен к тому, чтобы наказывать еретиков до смерти. Ричард Омарк замечает: «Неукоснительно поддерживая политику, проводимую великим князем, они (архиепископ Геннадий и Иосиф Санин) сумели заставить его увидеть преимущества организованной, устоявшейся иерархии над диссидентской группой». Таким образом, это движение было эффективно подавлено официальной церковью при поддержке государства; последователи Иосифа Санина одержали полную победу над своими противниками.

      Иван Волк Курицын, Дмитрий Коноплев, Иван Максимов и другие были сожжены в деревянных клетках. Престарелый Иван III, его сын Василий, митрополит Симон, другие епископы со всем церковным Собором приговорили их к смерти. 27 декабря 1504 года жители Москвы увидели первые инквизиционные костры на Руси. Той же зимой Иван Рукавов, архимандрит Кассиан, Гридя Квашня, Дмитрий Пустоселов вместе с другими, менее известными еретиками, были сожжены на столбах по обвинению в жидовстве. Люди, которые недавно участвовали в венчании Дмитрия, как законного наследника престола, были осуждены как уголовные преступники за свои религиозные убеждения.


      Политические и религиозные последствия кризиса

      Несмотря на поражение в высших кругах общества, движение субботников еще длительное время пользовалось популярностью в среде простого народа. В 1511 году Иосиф Санин требовал от царя Василия новых преследований еретиков, которые, якобы, были угрозой православному христианству Руси. Василий незамедлительно повиновался этому требованию. Итак, субботники были удалены из Кремля; восторжествовала партия Софьи; умер, наконец, Иван III, и жизнь русского народа пошла привычным путем. И хотя русская инквизиция не достигла масштабов католической инквизиции, все же сожжение еретиков под руководством архиепископа Геннадия во всем было подобием западной инквизиции.

      Царствование Василия (1505-1533) было ознаменовано жестокостью и возвратом к невежеству. Василий настолько был вовлечен в дела церкви, что даже такой историк как Зернов, горячо поддерживающий «дружественное сотрудничество князей с церковью», должен был признать, что Василий «нарушил баланс внутри христианской общности и попрал свободу людей; отношения между церковью и государством были нарушены, и народ оказался на краю гибели». Единственным достижением Василия стало подчинение еще большего числа русских земель власти Москвы.

      Личная жизнь Василия сложилась неудачно. Он развелся со своей первой женой, потому что она не смогла подарить ему наследника. И хотя прошло немало лет в ожидании наследника от новой жены, все-таки сын и наследник у него остался. Он вошел в историю под именем Ивана IV (1531-1584), или Грозного – кровавого правителя и основателя государственного терроризма на Руси. Следует заметить, что и во время его правления не переводились люди, соблюдающие седьмой день недели – субботу. «Стоглавый Собор», созванный при правлении Ивана IV в 1551 году, принял решение, которое до сих пор не отменено Православной церковью. Оно гласит, что помимо воскресного дня христиане должны покоиться и совершать богослужения и в субботний день во всех пределах Русской Православной церкви. Это соборное положение заверялось авторитетом апостолов Петра и Павла.


      Выводы

      Основываясь на исторических данных, можно предположить, что та система верований, которая найдет свое воплощение в новгородско-московском движении, уже сложилась ко времени митрополита Филиппа (1470). Мы склонны к тому мнению, что центром развития субботников был Новгород Великий, наиболее веротерпимый и свободолюбивый город тогдашней Руси. Республиканский стиль правления города способствовал как тесным отношениям с Западом, так и со всеми частями Руси.

      Возникновение, распространение и поражение движения субботников находятся в тесной связи с процессами, которые происходили в средневековом русском обществе и оказали серьезное влияние на дальнейший ход развития русской истории. Государственная власть, в начале поддерживающая, а впоследствии обрушившая гонения на движение субботников, сыграла важную роль в истории этого движения. Биллингтон верно заметил, что «Московия по большому счету являлась более религиозной цивилизацией, нежели политическим порядком».

      Движение субботников не было достаточно сильным, чтобы преодолеть византийские традиции, укрепленные прибытием Софьи, второй жены Ивана III. Византийская форма религии, пришедшая на Русь с Софьей, явилась, по словам Фрера, «как уже четко сложившееся и завершенное целое, подразумевающее, что это и есть единственно возможная правая вера; и горе тому человеку, который бы в этом усомнился!».

      В следующей главе будет представлена реакция официальной церкви на попытки новгородско-московских диссидентов реформировать религиозную жизнь Руси.


      Следующая глава


      Оглавление:





Яндекс.Метрика