Славянское христианство

Славянское христианство. Глава 1

Оглавление:

  • Глава 1. Восточная Европа.

  • Глава 2. Пути проникновения христианства на Русь.

  • Глава 3. Славяне и Византия.

  • Глава 4. Моравское христианство.

  • Глава 5. Прочие влияния

  • Глава 6. Начало сосуществования традиций. Заключение.


  • Часть 2:

    • Глава 1. Предпосылки и исследования.

    • Глава 2. Новгородско-московское движение в исторической перспективе.

    • Глава 3. Полемическая литература:Архиепископ Геннадий Гонозов, Иосиф Санин и другие источники.

    • Глава 4. Писания субботников.

    • Глава 5. Движение субботников, его литература и история.

    • Заключение.

    • __________________________________


      Книга 1


      Становление и развитие двух церковных традиций в Древней Руси


      Вступление

      Работа над книгой «Славянское христианство» была начата еще в 1992 году, когда я заинтересовался движением новгородско-московских верующих пятнадцатого столетия. Результатом моего первого исследования была вышедшая спустя несколько лет небольшая книжечка под названием «Еретики, или люди, опередившие время». С тех пор исследование темы славянского христианства периодически выходило на передний план моих интересов, и тогда работа над новой, расширенной редакцией книги продолжалась. Но только сейчас у автора достало времени переработать и пересмотреть собранные материалы, скомпоновать их, добавить некоторые новые источники и идеи. Надеюсь, книга поможет тем, кто хотел бы взглянуть на малоизвестные, но отнюдь не маловажные, страницы истории русского христианства. С тем, возможно, чтобы еще раз ответить самим себе на извечные вопросы: кто мы? откуда? куда идем?

      Что касается названия книги — понятно, что не может быть христианства славянского, германского, американского, и т. д. «Когда христианство впервые возникает», – утверждает Альбер Камю, – «оно не представляет собой философию, но гармоничное сочетание высоких стремлений веры, которые помещены в определенный контекст, и в нем же ищут свои ответы». Религия, безусловно, имеет свое социокультурное выражение, которое обычно определяется, во-первых, господствующей церковной традицией, а во-вторых — культурной традицией народа. Говоря о славянской христианской традиции, автор имеет ввиду особенности вероучения, религиозного обряда и повседневной практики верующих, присущие семье славянских народов (чехи, Моравы, болгары, русские, украинцы и др.) до развития в их среде Римско-католической (у западных славян) или Греко-православной (у восточных славян) традиций.

      Первая книга из серии истории славянского христианства ставит своей целью рассмотреть ранние периоды восточно-европейского, или славянского, христианства с учетом тех многоразличных факторов, которые в своей совокупности и очертили самобытные контуры славянской, в том числе и Русской, христианской традиции. Вторая книга фокусируется на одном конкретном проявлении этой традиции – Новгородско-московском движении, разгром которого во многом определил успех новой, заимствованной из Византии религиозной традиции.

      Первая книга показывает также, каким образом европейские и азиатские группы христиан иудео-христианской традиции повлияли на формирование Восточноевропейской христианской культуры.

      Данное исследование повествует о нелегком пути русского христианства, о борьбе двух вышеназванных традиций в первые века своего сосуществования. Читателю предлагается взгляд на историю русской Церкви, который учитывает не только видение исторического процесса с точки зрения восторжествовавшего на определенном этапе византизма, но и те исторические перспективы, которые открываются сегодня исследователям, проявляющим интерес к русской и славянской духовности.

      О.А. Жиганков, доктор исторических наук


      Глава I

      Восточная Европа

      Прежде чем начать разбор религиозной истории славян, нам необходимо взглянуть на территорию их обитания, на их взаимодействие друг с другом, и на то, как и откуда в славянские земли приходило христианство. Достаточно близкое расположение друг ко другу и плотное взаимодействие славянских народов являются важными факторами их религиозной и культурной жизни. Такое расположение неизбежно приводит к ассимиляции и диссимиляции идей. Поэтому, краткий обзор того географического пространства, которое мы называем Восточной Европой, будет вполне уместен.

      Национальное разнообразие современной восточной Европы сформировано длительной историей нашествий, гражданских и внешних войн, вынужденных и добровольных миграций населения, территориальных переделов, политических и религиозных преследований. Сегодняшняя восточная Европа представлена более чем 140 миллионами жителей, восьмью государствами, по крайней мере дюжиной языков, двумя алфавитами, находящимися в обращении, а также шестью религиями и сотнями деноминаций.


      Языковое разнообразие

      Большинство жителей современной Европы используют в своей речи языки индоевропейской группы. Подсчитано, что примерно 83 миллиона восточноевропейцев являются славяноговорящими и что три пятых всех жителей восточной Европы – славяне. Также примерно 200 миллионов славян проживает на территории бывшего Советского Союза.

      Славян делят на три главные группы:

      - западные славяне, представленные поляками, чехами, моравами (жителями Моравии, исторической области в Чехословакии – прим. ред.) и словаками.

      - восточные славяне, произошедшие от меньшинства, проживавшего в Рутении (территория Закарпатья).

      - южные славяне, или югославы, включившие в свой состав словен, хорватов, сербов и болгар. Хотя болгары были завоевателями на этих территориях, племенем, говорящем на языке урало-алтайской группы, их серьезно уменьшенная численность сподвигла более многочисленные группы местного населения на принятие языка славянской группы.

      В восточной Европе говорят на множестве других языков индоевропейской группы. Второй по важности после славянской стоит иллиро-балканская группа, представленная албанским и румынским языками. Следующей группой является финно-угорская, корни которой лежат в восточном урало-байкальском регионе. Совершенно не относящаяся к германским, славянским и индоевропейским языкам, финно-угорская группа вошла на территорию центральной Европы в конце 9 века в результате длительного паломничества, которое вело венгерцев от пределов Урала к прекрасным равнинам среднего течения Дуная.


      Географическое разнообразие

      Страны восточной Европы значительно разнятся в плане географии, ландшафта и климата, что сыграло не последнюю роль в распределении людей и идей.

      На севере Восточной Европы находится центральная часть огромной равнины, протянувшейся от берегов Северного моря до Урала, известной как германско-польская равнина.

      По центру, распространившись от Германии до Белоруссии, тянутся лесные массивы, древние и частично обвалившиеся от времени гористые склоны, перемежающиеся с изобилующими флорой и фауной водоемами.

      На юге – который представляет собой более половины территории восточной Европы – находятся обширные системы сравнительно недавно образовавшихся горных цепей, являющихся восточным и юго-восточным продолжением Альп. В своей самой северной точке они формируют так называемую Карпатскую Арку, на юге – Балканские горы и Родопы.

      Древние горные массивы, равно как и молодые горы создают богатую гидрографическую сеть, что обеспечивало жителей восточной Европы эффективными способами транспортировки, формируя торговые маршруты и возможные пути для миграции. Одна из главнейших рек, текущая с севера на юг, это Эльба - природный водяной путь для Чехословакии и частично для Германии. Дунай, текущий на юг, всегда был связующей нитью между восточной и западной Европой. В течение столетий он был важной коммерческой артерией для восточных стран, расположенным по его берегам - Чехословакии, Венгрии, Румынии, Югославии и Болгарии.


      Климатическое разнообразие

      Климат также ответственен за распространение населения в Европе. На территории восточной Европы выделяют несколько климатических зон. На территории германско-польской равнины западные ветры часто служат тем, что смягчают влияние сибирского антициклона зимой, летом же они приносят прохладу. Их влияние ослабевает с запада на восток.

      В гористых районах утвердился свой, более континентальный, климат с холодными зимами, жарким летом и выпадением большого количества осадков.

      Континентальный климат наиболее характерен для стран, расположенным по берегам Дуная. На равнинах Венгрии к северо-востоку Югославии, в нижней Румынии, а также на равнинах Болгарии зимы суровые, средняя температура колеблется от – 2°С в Будапеште до – 3,5°С в Бухаресте. Жаркую погоду летом иногда диктует средиземноморский климат, в особенности для Румынии и Болгарии. Побережьям Адриатического и Черного морей этот климат благоприятен, особенно летом, когда он не приносит с собой дождей в течение по меньшей мере трех месяцев. Зимой, независимо от преимущественно мягкой и солнечной погоды, холодный ветер, приходящих из внутренних районов региона, может стать причиной резких, хотя и краткосрочных, снижений показателя на термометре.


      Распространение людей

      До начала первого тысячелетия до Р.Х. восточная Европа была практически полностью независимой от средиземноморских цивилизаций. Однако эта территория все еще продолжала заселяться в течение продолжительного периода времени племенами, главным образом мигрирующими с восточной части равнины Дуная и окружающих его территорий. Население обеспечивало себя главным образом за счет сельского хозяйства; часть людей к 8 веку до Р. Х. научилась обрабатывать металл. Отсутствие письменности оставляет открытым вопрос о том, имели ли какое-либо отношение эти люди к современным славянам.

      Первыми известными поселенцами на территории восточной Европы были индоевропейцы. Общая теория гласит, что протоиндоевропейцы, а позже и протославяне, были выходцами из степей Украины и южной России. Однако другие ученые считают, что протославяне проживали на северо-востоке центральной Европы с очень древних времен и были носителями Лузатианской культуры, а позже Пржеворской культуры (и были также частью культуры Черняхов). В любом случае, славяноязычные группы людей наиболее близки к протоиндоевропейской языковой семье – группе, которую в 20 столетии расистские теоретики признали в качестве настоящих арийцев.

      Основное большинство индоевропейцев обосновалось достаточно далеко от средиземноморского мира. Несколько племен перекочевало в Скандинавию, где они слились с предками германцев. Первые балты поселились между реками Одер и Неман (Немель). Начиная примерно с середины второго тысячелетия до Р. Х., сердце Европы было домом для нескольких цивилизаций, первыми из которых были ранние кельты. Спустя примерно треть тысячелетия, кельты постепенно расширяют зону своего влияния на юг и юго-запад путем ассимиляции с местными фрако-иллирийцами. Около 500 г. до Р. Х. кельтские племена оседают вдоль верхнего Одера, а германские племена расселяются по нижнему течению Вислы и Одера. Земли, примыкающие к Эльбе, Одеру и Висле, становятся около 100 по Р. Х. известны как Magna Germania (Большая Германия). Точно неизвестно, проживали на этих территориях в это время славянские племена или нет.

      Таким образом, существует на сегодняшний день две главные теории в исторической науке по вопросу подлинной родины славян:

      Автохтонная теория («автохтонный» - коренной), утверждающая, что славяне проживали на территории северной части Карпатских гор со времен Лузатианской культуры (до 1000 г. до Р. Х.).

      Аллохтонная теория («аллохтонный» - некоренной), утверждающая, что славяне пришли на эту территорию в 5 или 6 веке по Р. Х.

      Некоторые историки предполагают, что существовало две волны славян: протославяне (также называемые венеды или венеты) и собственно славяне, и что эти две группы в конечном счете перемешались и стали сегодняшними славянами. Однако утверждение о том, что венеды были славянами или даже протославянами, весьма спорно, и потому многие ученые склонны считать, что венеды принадлежали к другой индоевропейской ветви, нежели к славянской.


      Этимология слова «славянин»

      Люди, которые сегодня нам известны под названием «славяне», в ранней истории появляются как «венеды» или «венды» (Тацит, Птолемей и Плиний). Более поздние писатели называют славян «склавенами», «скловенами» и «антами». Джорданес упоминает, что венеты подразделялись на три группы: венеты, анты и склавены. Традиционно название «венеты» стали ассоциировать с западными славянами, «склавены» - с южными славянами, а «анты» - с восточными славянами.

      Происхождение самого слова «славянин» остается спорным. На старославянском это слово звучит как «словен». Здесь можно увидеть явное сходство со словом «слово», обозначающим «слово, говорить». Таким образом, «словен» мог бы обозначать «человека, который говорит (на том же языке)», т.е. людей, понимающих друг друга. Напротив, славянское слово для германцев, «немцы», обозначает немых людей (от славянского «немы» - немой, молчаливый, тихий). Сравните выдуманное греками слово «варвар».

      Другое очевидное сходство есть со словом «слава». Это слово происходит от глагола «слыть», то есть быть известным, а также от соответствующего каузального глагола «славить».


      Раннеславянская религия

      Славянские религиозные верования строились на принципе, что весь естественный мир заселен и управляется духами или мистическими силами. Главным богом восточных и южных славян был Перун, бог молнии и грома. Поскольку он контролировал составляющие части природы, то в его помощи и защите особенно нуждались во время сеяния и жатвы. Согласно Книге Велеса, славянская религия признавала три сферы: Яв, Прав и Нав. Яв – материальный мир, Нав – нематериальный, Прав – законы, которые управляли ими. Акцент на этих трех сферах отчасти является характеристикой славянских неоязычников, которых представляет Книга Велеса. Главным символом древних славянских космогонических идей было Древо Мира.

      Славяне представляли себе, что все три сферы вертикально расположены на гигантском дубе, который держит всю вселенную. На его верхушке находился славянское небо/рай, так называемая Сварга, резиденция Сварога, или Ирия. На стволе дуба располагался мир живых существ, реальность, Яв. В корнях дуба находился ад, резиденция Чернобога, Морена, Змея.


      Восточная и Западная части Европы

      К тому времени, когда христианство распространилось по всей Римской империи, значительные части восточной Европы уже входили в состав этой империи. Фактически, судьба южной части восточной Европы достаточно рано ассоциироваться с Римом. При правлении императоров Августа и Тиберия Рим подчинил себе территории, расположенные на юге Дуная, который становится северной границей империи. Также во владычестве римлян возникают провинции Норикум (Австрия), Паннония (западная Венгрия) и Далматия (современная Хорватия), а в 46 г. по Р. Х. к ним еще присоединяется и укрепленная Фракия. На восток, страны южного Дуная становятся провинциями Верхней Мессии (Сербия) и Нижней Мессии (Болгария). На запад реки Рейн и Некар отмечали пределы римского вторжения в германский мир. Вдоль Дуная римляне вступали в ожесточенные столкновения с германцами – с квадами в Моравии, марконанцами в Богемии, со скифами и сарматами. Даки также продолжали повторять набеги на римские провинции до тех пор, пока император Траян не разбил их в двух крупных сражениях (101-102 и 106-107 гг. по Р. Х.), сделав Дакию своей провинцией. Значительная часть населения Дакии была вырезана, а оставшиеся в живых в качестве рабов были разбросаны по всей территории империи. Дакия была вновь заселена колонистами со всех других провинций, частично и с азиатских.

      К началу второго века по Р. Х. часть восточной Европы, завоеванной римской империей, состояла из хорошо управляемых территорий с богатыми городами, где проживали римские чиновники более-менее романизированная местная элита. Именно с крупных городов началось распространение римской культуры для неримлян, проживавших в сельскохозяйственных районах, где романизация оставалась довольно поверхностным явлением, хотя это зависело от региона.

      С самого начала второго века по Р. Х. римские власти начнут использовать Восточную Европу в качестве места ссылки наиболее неугодных им христиан. Поэтому есть необходимость взглянуть на те течения в христианстве, которые были первыми в освоении Восточно-европейской территории.


      Раннее христианство в поисках своего лица

      С самого своего появления христианство было вовлечено в поиск своей идентичности. Первые дебаты были сосредоточены вокруг так называемого «еврейского вопроса», породившего две противоположные друг другу тенденции. Разумеется, вряд ли можно классифицировать эти тенденции только как богословские – в огромной степени они были вопросами культуры. Из первой христианской общности, состоявшей преимущественно из евреев, выросла тенденция придерживаться ветхозаветных традиций и практик. Фентон Джон Энтони Хорт пишет об этой тенденции:

      «О происхождение основной группы иудео-христиан, называемых Эвионитами или Назарянами, не сохранилось никаких записей. Наиболее вероятно, что они возникли в результате рассеяния старой Иерусалимской церкви эдиктом Адриана, повторенным трижды в течение одного столетия... Люди, подобные Эгесиппу, сторонники традиции св. Иакова, с тех пор, как были высланы из Святого Града, самого по себе переставшего быть святым, вполне могли через поколение-другое объединиться в единое религиозное движение... Они назвали себя «бедняками», вероятно, добиваясь собственного признания в качестве тех, кого изображает Нагорная проповедь, но добавляя, возможно, к этому названию другие ассоциации».

      Такие группы, будучи христианскими по сути, не могли в течение долгого времени оставаться в изоляции. Они постоянно взаимодействовали с другими христианскими сообществами, влияя по-своему на них и, в свою очередь, испытывая на себе влияние этих сообществ. История христианской церкви хорошо знакома с многочисленными проявлениями так называемых «иудейских» тенденций в течение многих веков, что совершенно не случайно. История раннего славянского христианства в целом отличалась непреодолимым стремлением к «иудейскому» образчику христианства.

      Другую традицию, сделавшуюся ведущей как в Западном, так и в Восточной церкви, хорошо формулирует Магнус Цеттербольм:

      «Скорее всего, в правление Домициана в языческих сообществах, верящих в Иисуса, возникает идеология, базирующаяся на однобоком понимании идеи апостола Павла о евреях, завете, Торе и эсхатологической судьбе еврейского народа. Эта идеология с некоторыми дополнениями представлена в сочинениях Игнатия. Мы находим в его письмах ясное понимание христианства как чего-то в корне отличного от иудаизма. С этой точки зрения невозможно сочетать еврейство и христианство».

      Хотя вторая, или антииудейская, традиция в общем сделалась домонирующей, ни одна из позиций не могла оставаться без изменений с течением времени. Различные христианские традиции в значительной степени были определены комбинацией и разнообразными пропорциями двух изначальных традиций.


      Основные практические тенденции в ранней церкви

      Практические вопросы жизни верующих и церковной дисциплины были не менее важны в формировании облика раннего христианства, чем вопросы доктринальные. Фактически, самые первые разделения в церкви возникли не столько на богословской, сколько на практической почве. И если одну тенденцию можно описать как более мягкую в вопросах прощения или наложения церковного взыскания, то другая, наоборот, отличалось требовательностьи и жесткостью.


      Новатиане

      Один из первых значимых конфликтов в церкви возник в середине третьего столетия, во времена гонений Деция. Связан он с именем римского пресвитера Новатиана. Вот как описывает этот конфликт Гуннар Уэстин:

      «Примерно 250 г. по Р. Х. происходило избрание на пост епископа в Риме. Новатиан, пресвитер, отстаивал позицию о том, что церковь должна следовать строгой дисциплине, и противостоял возвращению в ряды церкви отступников от веры – тех, кто после крещения совершил один из «смертных» грехов. Новатиан завоевал себе расположение многих, которые и выбрали его, в противоположность другому, выбранному ранее…

      Строгость древней церкви была все еще востребована многими, и потому Новатиан стал лидером оппонентов в борьбе с доминирующей церковной традицией. В это время появляется в употреблении термин «чистые» (катары). И это слово новатиане применяют к себе».

      Между новатианами и другими христианами не было отличий во взгляде на доктринальные вопросы. Разница была во взглядах на жизнь воцерковленных людей. Вот как пишут об этих людях их враги:

      «Эти люди рассматривали христианскую церковь как общество, в котором должно безраздельно царствовать добродетель и невинность, в котором никто из членов ее, со времени крещения, не должен был осквернять себя каким-либо большим злодеянием. А потому, они считали, что никакое общество, принимающее в свои ряды гнусных отступников, не может достойно называться церковью. Сами себя они именовали «катарами», то есть, «чистыми»; и что еще более подчеркивало их непомерное тщеславие и высокомерие, так это то, что всякого, кто переходил к ним из основного направления христианства, они обязывали проходить через повторное крещение как необходимое условие вступления в их общество».


      Монтанисты

      В северо-западной части Африки великий христианский апологет и богослов Тертуллиан был завоеван в ряды монтанизма. Для набирющей силу церкви Рима это был настоящий скандал. Тертуллиан написал блестящую апологию монтанистов в своей работе "Об экстазе", в которой он защищает важность личного духовного опыта с Богом. Тертуллиан приходит к осознанию того, что человек призван искать и находить славу Божью, и что в присутствии этой славы вполне естественно для человека выйти из себя и подняться превыше своего сознания.

      Важно отметить, что в Галлии, где монтанизм приобрел себе последователей достаточно рано, Ириней Лионский применял достаточно мягкую оппозицию к последователям Тертуллиана, в то время как в Малой Азии духовенство едва терпело их.

      «Значимая роль монтанизма для будущего заключалась в его большом ударении на вопросах спасения, учению о святости и сурово-критичном отношении к обмирщенности и нерадивости внутри церкви. Вклад Тертуллиана-монтаниста в становление и развитие именно такого взгляда являлся весьма существенным. На протяжении всей истории строгие уроки морали и аскетической практики были предназначены играть важную функцию в жизни церкви».

      Монтанизм не исчез вместе со своими ранними харизматичными лидерами. Около 370 г. Эпифаний, церковный летописец, заявлял, что ему известны процветающие группы монтанистов в Малой Азии. Император Гонорий (407 г. н. э.) даже грозил всем монтанистам смертной казнью. Движение монтанистов широко распространилось в Африке и Малой Азии. В Африке монтанисты в целом объединились с новатианством, которое сделалось там доминирующей формой христианства. Новатиане мигрировали как в Галлию и Испанию на западе, так и в Сирию на востоке.

      С подписанием императорского указа 313 г. н. э. о терпимости в отношении христиан, проблема сосуществования традиций резко обострилась. Одним из первых значимых конфликтов нового для христианства исторического периода стал конфликт с донатистами.


      Донатизм

      В доктринальном плане донатисты вряд ли чем отличались от обычных церковников. «Преступление донатистов состояло, собственно, в следующем: по их заявлению церковь в Африке, которую возглавлял Цецилиан, потеряла достоинство и привилегии истинной церкви и лишена даров Святого Духа из-за тех преступлений, в которых новый епископ и Феликс Аптунгский, его посвятивший, были обвинены».

      Донатисты утверждали, что только они составляют истинную церковь, и когда им возразили, что они не могут претендовать на католичность, то они ответили, что католичность – это чистота, святость и отправление таинств богоугодными епископами.

      «Самым странным во всей этой истории было то», удивляется Дон Пуле в своей Истории Католической церкви, «что попытки донатистов увенчались успехом. С точки зрения теории религии, эта доктрина несет в себе явное сходство с учением св. Киприана о бездейственности таинств, совершаемых еретиками. И вот, та ошибка, за которую схватился св. Киприан, чтобы сражаться со схизмой, обратилась в орудие защиты самой схизмы. Донатизм должен был вскоре стать местом встречи всех раздраженных схизматиков».

      «Как стало такое возможным, чтобы донатизм, с его моральной строгостью и пренебрежением к Риму и синодам, так быстро вдруг стал движущей силой среди североафриканских церквей на фоне существовавшей ортодоксальной церкви? Около 330 г. н. э. примерно 270 епископов донатистов собрались на Синод в Карфагене, и, согласно находкам Адольфа Гарнака, трудно поверить, что в этом регионе ортодоксальная церковь имела намного больше священников. Такое церковное разделение, которое в сути своей проходило по обычному сценарию для подобных событий, имело место и там, где Тертуллиан и Киприан внесли весьма значительный вклад в развитие церкви. Понимание большого прогресса донатистов частично лежит в монашеской, свободно-церковной традиции, которой даже Тертуллиан посвятил себя».

      Последовавшее примерно в 340 г. н. э. преследование не смогло заставить донатистов отречься от своих убеждений. Донатизм с того момента стал свободным церковным движением, потому что категорично встал в оппозицию любому смешению государственной власти и церковной организации.

      «Константин, уже во дни своего правления, ограничивал свободу и привилегии, которые он пожаловал церкви, ортодоксальными католиками, то есть, главенствующей иерархической церкви. На Никейском соборе эдиктом от 326 г. н. э. Константин лишил еретиков и схизматиков всех привилегий и многих прав».

      В течение короткого правления язычника Юлиана, начавшегося около 360 г. н. э., все «еретики» смогли облегченно вздохнуть. Однако свобода продолжалась не долго. Феодосий Великий вскоре после своего крещения в 380 году издает указ против еретиков:

      «Кроме проклятия божественного правосудия им следует ожидать тяжких наказаний, которые наша власть, руководимая божественной мудростью, посчитает справедливой наложить на них».

      За пятнадцать лет своего правления император издаст по крайней мере пятнадцать карательных законов против еретиков, посредством которых он постепенно отберет у них все права на исповедание своей религии, снимет их со всех гражданских должностей и накажет штрафами, конфискациями, ссылками, а в некоторых случаях, как, например, с манихеями, аудианами и даже с квартодецимианами, смертью.

      Со времени Феодосия начинает свой отсчет учение о необходимости и обязанности как для церкви, так и для государства, преследовать. Учение это сразу же нашло свое письменное выражение в законодательстве. Начинается новый виток гонений – на этот раз христиане гонят христиан. Примерно с того же времени увеличивается поток эмигрантов в Восточную Европу. Многие из них высылались в отдаленные уголки империи, и даже за ее пределы, за свои религиозные взгляды. Обосновавшись на новых местах, на территории Восточной Европы, эти люди объединялись в группы, строили церкви, находили новых сторонников. Таким образом положено было начало христианизации народов Восточной Европы.


      Первая волна великих вторжений (II-V вв.)

      Начиная с 3 века, Римская империя периодически испытывает на себе мощь варварских набегов, которые вначале опустошили провинции Рейна и Дуная. Этим отмечено было начало того, что историки называют «великим вторжением». Первые атаки начинаются сразу после смерти Марка Аврелия в 180 г. н. э. Ситуация временно сдерживалась первым императором-солдатом Септимием Севером и его сыновьями, но только лишь ценой непрерывных битв по берегам Рейна и Дуная. Со смертью в 235 г. Александра Севера ситуация делается вновь критической. Варварские племена центральной и западной Европы начали длительную серию социальных преобразований. Именно в это время германские племена, долгое время находившиеся в изоляции, начинают формировываться в группы, которые постепенно переходят в настоящие федерации: Алеманы, Бургунды и Франки на Западе, Англы и Юты на территории сегодняшней Дании, Саксы и Лонгобарды между устьями Везера и Эльбы. Вандалы создают коалицию в Галиции и в северной части Карпатских гор, где они граничат с протославянами; Готы и Гепиды между Днестром и Доном. Воспользовавшись трудностями в Римской империи, германцы усиливают свои атаки между 235 и 270 гг.

      В конце третьего века передислокация войск, произведенная Аврелианом и последовавшая после оставления Дакии, смогла сдержать успех варваров. Во время правления Диоклетиана (285-305) и Константина (306-337) Римская империя, по-видимому, в мирное время заключает союзы с главами племен, по которым они становятся союзниками империи и контролируют ее пограничные территории.

      Однако, начиная с 370 г., прибывшие из Азии гунны ставят точку в вопросе мира и сотрудничества. Первыми, кто пострадал от нашествия гуннов, были алайцы - индоевропейцы, проживавшие между Днестром и Доном. Множество алайцев и остготов было вырезано в бойне в 375 г., хотя некоторое количество смогло сбежать на запад. Оставшиеся остготы присоединились к отступившим вестготам, ищущим защиты у Римской империи. Осенью 376 г. большинство из них было поселено во Фракии императором Валенсом II. После смерти Валенса, его наследник Феодосий I смог убедить готов идти боевым походом на Запад. Вестготы под руководством Алариха вошли в Италию, где они ненадолго заняли Рим, прежде чем отправиться в Галлию, а затем в Испанию. После 378 г. остготы оседают в Паннонии.

      После того, как гунны согнали вест- и остготов на запад, они сделались хозяевами степей и равнин от Туркистана до Карпат. Территория, на которой сегодня расположена Венгрия, постепенно стала центром империи гуннов. В 434 г. Аттила стал главой империи, которой он правил вплоть до своей смерти в 453 г. Вскоре империя Аттилы развалилась, и первый период миграции в восточно-центральную Европу закончился. Его конец совпал с временем увядания западной Римской империи, которая официально исчезла в 476 г.

      Восточная империя имела больший успех в противостоянии варварским племенам. Ее сфера влияния на севере заканчивалась Савой и Дунаем, в то время как на западе границы были более гибкими, хотя теоретически территория Иллирика определеляла как раз западную границу Византии. Бывшие провинции Паннония и Дакия были сильно опустошены набегами варваров. За Карпатами и горами Богемии простирались огромные, все еще не имевшие централизованной власти земли славян.


      Вторая волна великих вторжений (VI-VII вв.)

      В конце пятого века лангобарды – германцы скандинавского происхождения, жившие на нижней долине Эльбы в течение 3-го века – впервые появились в нижней Австрии, а затем в Паннонии. Под правлением короля Вахо (510-540) и его наследника Авдоина они создают государство, скрепленное соглашением с Римской империей, воссозданной Юстинианом. Они принимают участие в завоевании Юстинианом Италии, находившейся под властью остготов в 522, следуя этому соглашению. Присутствие независимого государства лангобардов в северной Италии, обеспечивающего свободу всех религий, создает благоприятную почву для расцвета различных христианских традиций в этом гористом регионе.

      В то же самое время появляются из западных степей Азии новые захватчики – аварцы. Хан Баян первым объединяет усилия с лангобардами против гипидов, которые контролировали регион между Тисой (левый приток Дуная – прим. пер.) и Черным морем. К концу 6 в. аварцы доминируют на территории среднего Дуная.

      Поражение аварцев под Константинополем в 626 г. обозначало конец их силы и дало возможность славянам заявить о себе. До 6 в. славяне занимали территорию между Вислой и средним течением Дона. К тому времени, как лангобарды и славяне вступили в конфликт, последние уже занимали территорию современной Богемии и Моравии.

      Восьмой век свидетельствует о прибытии в Европу болгар. В 6 в. болгарам принадлежала громадная империя на северо-западе Кавказских гор. В 679 г. Многие болгарские племена двинулись на Запад. Они пересекли нижний Дунай и обосновалист в Мессии под руководством хана Аспарука. Турки по происхождению, болгары медленно принимают славянский образ жизни через контакты с населением Балкан. Постепенно возникает славяно-болгарское государство.


      Европа вступает в средневековый период

      «Средние века» наступают вместе с началом заключительного этапа упадка римской цивилизации, где-то в 400-х гг. н. э. Этот период продолжается вплоть до эпохи Ренессанса, которая начинается примерно в 1400 г. и с которой грандиозность древнего Рима была как будто возвращена.

      Ученые обычно ассоциируют средневековье с безграничной силой и контролем, который осуществляла Римско-Католическая церковь. Однако у Западной церкви были свои географические ограничения. Кроме того, сама Западная церковь породила немало интересных движений, позднее оказавших влияние на славянское христианство. Дональд Мэтью, автор Атласа Средневековой Европы, пишет:

      «Силы Рима никогда не было вполне достаточно, чтобы зафиксировать целиком новый порядок… В результате, средневековая церковь, поверхностно вроде бы объединенная под Римом, на деле стала весьма комплексным явлением, взрастившим немало интересных плодов. Ее история была бы лучше описана снизу-вверх, чем сверху вниз… Было бы исторически ошибочно приравнивать церковную организацию к христианской общине».

      Когда Римская империя развалилась на части Pax Romana, или Римский мир, просто перестал действовать на Западе. Не было больше римских магистратов, чтобы поддерживать социальный порядок. Новый социальный порядок действовал в согласии с германскими племенными обычаями, где вся власть находилась в руках начальника племени, и не существовало иного авторитета, могущего устанавливать порядки. Постепенно трансевропейские или даже региональные торговля и морские перевозки в качестве магистралей остановились, а морские маршруты стали кишеть бандитами и пиратами. Города, чья жизнь вертелась вокруг коммерции или общественного порядка, утратили свою функцию, а заодно и население. Но даже и сельские районы в целом опустели.

      Германские «варвары» не создавали этот культурный вакуум. Они просто двигались к нему, пока однажды не осознали, что прежнее было далеко позади, что нет уже больше какого-либо римского противника, который бы не давал им спокойно пробираться к пастбищам и плодородным землям для их собственного растущего населения. Когда они заходили в римские владения, то пытались захватить славу Рима, которой они когда-то завидовали. Но славы больше не было и захватывать тоже больше было нечего. Поэтому их собственный традиционный образ жизни и стал преобладать в пределах их нынешнего обитания.


      Место Церкви в новом римском порядке

      Только одно учреждение пережило период развала Рима – христианская церковь. И хотя на первых порах за пределами Рима папа не имел большого влияния или авторитета, а ресурсы церкви зависели от ресурсов местного уровня, со временем ситуация коренным образом изменится. Амбиции римского епископа сделаются вселенскими.

      В то же самое время в уцелевшей от варварских погромов Восточной части империи Греческая церковь имела свои собственные амбиции и не спешила подчиниться авторитету папства.

      А между этими двумя столицами нового мира, Римом и Константинополем, простирались громадные пространства, на которых обитали славянские племена. География восточной Европы такова, что она неминуемо становится предметом обоюдного влияния востока и запада. Впрочем, у народов Восточной Европы, как мы увидим, было чувство своей непринадлежности ни к одному из этих лагерей. Народы Восточной Европы пытались найти свой собственный путь, и даже восточноевропейское восприятие христианства разнилось как от Римского, так и от Византийского образчиков.


      Следущая глава


      Оглавление:





Яндекс.Метрика