Святая Русь (серия блогов)

Реформы Петра Первого



19. Поднятая на дыбы



Природой здесь нам суждено

В Европу прорубить окно,

Ногою твердой стать при море

А.С. Пушкин, «Медный всадник»



Предвестником, прототипом Санкт-Петербурга, построенного царем Петром Алексеевичем, является Амстердам. Некоторые даже полагают, что Петр хотел превратить Россию в Голландию. Но вряд ли Петр на самом деле думал сделать из России новую Голландию. Однако факт остается фактом - царь многому в Голландии научился, да и других научил.

Одни Петра ругают, другие хвалят – но ругают и хвалят его за одно и то же – за его способность учиться, перенимать опыт других людей, других государств. Петр Первый действительно был как ребенок, который как губка впитывает все, что вокруг него – и хорошее, и дурное. Он принес на Русь и кораблестроение, и литейное дело. Создавалась отечественная промышленность, регулярная армия и морской флот, появились новые учебные заведения: математические и военные школы, Медицинское училище, Петербургская Академия наук. Но не все его новшества встречали одинаковую хвалу современников, да и позднейших поколений русских граждан.

В начале XVIII века Россия, «поднятая на дыбы» железной рукой Петра I, вступила в период кардинальных реформ. Молодой царь понимал, что для решения крупных политических и экономических задач, выведения страны в число мощных европейских государств необходимо не только коренным образом преобразовать все стороны государственной жизни, но и создать качественно новую промышленность и вооруженные силы, способные «прорубить окно в Европу».

В то же самое время некоторые историки видели в новшествах царя порчу многих старых добрых нравов. Они отмечали, что во времена Петра целомудрие подменялось развратом, женщины из теремов вытаскивались на ассамблеи, появилась тяга к роскоши. Подражая европейской моде, мужья притязательных жен пустились в казнокрадство, роскошь шла рядом с распутством, подтачивая все семейные устои.

Историк Н.М. Карамзин осуждает Петра за глумление над древними обычаями, за отделение дворян от народа и, особенно за развитую систему доносов и создание органов политического сыска. И как же во всем этом разобраться? Как дать правильную оценку тому, что на самом деле сделал Петр?

Это очень непросто, а самое главное – не в этом наша задача. Наша задача в том, чтобы проследить – как и чем, на разных этапах своего развития, наша страна себя мыслила? В чем видела свое призвание? Из предыдущих глав мы видели, что с принятием христианства Русь обрела идею того, что христианская вера, этот свет с Востока, освещает и освящает Русь, делает ее светлой, святой – делает ее светом для народов. Мы говорили о том, почему Русь стали называть Новым Иерусалимом, и что означало стремление к торжеству справедливости внутри страны, и противостояние язычеству извне. Образ Москва-Третий Рим внес в самосознание русского общества еще один важный элемент – это осознание Руси как “катехона”, или “удерживающего” власть антихриста.

Еще мы говорили о том, что идея Москва – Третий Рим пыталась регулировать отношения между церковной и государственной властью. И мы видели, как этот маятник качался. В случае с Никоном он качнулся в сторону папской модели – Папацезаризма. После отставки Никона, особенно при Петре Алексеевиче, он качнулся в противоположную сторону – в сторону Цезарепапизма. Непрост был путь поиска. Но каков же был вклад Петра и его эпохи в эту копилку самосознания?

Споры об этом не стихают. Церковная реформа Петра I, к примеру, до сих пор вызывает горячие дебаты. Одни церковные деятели и исследователи отмечали и отмечают положительную сторону церковной реформы, указывали на то, что она является движением в сторону церковной соборности. Первым об этом говорил сам идеолог реформы епископ Феофан (Прокопович). Феофан становится правой рукой Петра I в церковных делах. Прокопович основал новую школу проповедников, в которой студенты в поисках истины отсылались напрямую к текстам Писания. Он реформировал церковное слово, наполнив его живым и злободневным материалом. В своем учебнике по риторике Феофан советовал наполнять речь поучительными примерами, рекомендуя брать их из отечественной жизни.

Открытость Петра к внешним влияниям и его тяга к новизне не могли не раздражать наиболее консервативные слои общества, которыми являлись в первую очередь бояре и отчасти духовенство. Говорилось о том, что его реформы были направлены на подчинение Церкви государству, при этом за основу брались образцы протестантских государств, в частности Англии, где король являлся и руководителем Церкви.

Нелюбовь к реформам Петра I скоро вылилась в заговор. Недовольное духовенство и бояре сделали ставку на сына Петра – Алексея. Духовник Алексея уверял царевича, будто весь народ поднимется за него, против Петра, в тот момент, когда по данному им сигналу священники обратятся с соответствующими воззваниями к прихожанам. Заговор был раскрыт, заговорщики понесли жестокое наказание; Петр не остановился даже перед казнью своего сына.

Это – один из самых трагических эпизодов в русской истории. Даже Иван Грозный убил своего сына в приступе гнева, в то время как Петр Алексеевич сделал это коварно и расчетливо. Но мы не призваны судить кого-то – Бог есть Судия всем нам. Мы можем говорить только о том, что мы видим – что из всего этого вышло.

* * *








Содержание:

Яндекс.Метрика