Святая Русь (серия блогов)

Москва-Третий Рим.



15. Третий Рим - Вакансия



«Храни и внимай, благочестивый царь, что все христианства сошлись в одно твое, что два Рима пали, а третий стоит, четвертому же не бывать».

Старец псковского Елизарова монастыря Филофей.



В стенах Спасо-Елеазарового монастыря близ села Елизарово Псковского района, около 1524-го года, старец Филофей написал свои знаменитые слова: два убо Рима падоша, а третий стоит, а четвертому не быти. Однако он не был первым, кому принадлежала эта идея. Историки пишут, что схожая идея была выдвинута существенно ранее митрополитом Зосимой в предисловии к его труду «Изложение Пасхалии». Об этом же говорится и в вышедшем недавно документальном фильме Епископа Тихона (Шевкунова) «Гибель империи. Византийский урок», который транслировался по телеканалу Россия.

Митрополит Зосима писал о Руси скорее, как о новом Иерусалиме. В предыдущей главе мы говорили о том, как в самосознании русского общества Русь заняла место Новой Палестины, а Москва – Нового Иерусалима. В этой главе мы коснемся другого вопроса - почему о России стали говорить как о Новом Риме?

Это связано с определенными историческими событиями и их толкованием на Руси. В то самое время, когда Византия гибла под ударами Османской империи, Русь, в свою очередь, освобождалась от татаро-монгольского ига.

В 1454-ом году под ударами Турецкой империи пал Константинополь – или Новый, Второй Рим, как его называли. Падение Константинополя напрямую связывалось на Руси с Флорентийской унией, заключенной греками с католиками в стремлении спастись от турецких завоевателей. Но это не помогло, и русские рассматривали падение Византии как Божию кару за унию с Первым Римом – то есть Римом католическим, отступившим, как считалось, от истинной веры.

Согласно греческому летоисчислению, вскоре за падением Византии, которая рассматривалась как последний оплот христианской веры, должен был наступить и конец света. Византия в греческом богословии рассматривалась в роли “катехона”, что в переводе с греческого означает “удерживающий”. После развала, устранения “катехона”, антихрист (в ту пору с приходом антихриста ассоциировали завоевания турок) устроит свою власть – но ненадолго, так как сразу вслед за этим последует освобождение народа Божия - Второе Пришествие Иисуса Христа.

Традиционные греческие и русские церковные календари (пасхалии) заканчивались 1492-ым годом. Считалось, что мир простоит семь тысячелетий от своего сотворения, вплоть до 1492 года – в этот год по греческим календарям истекал 7000 год с момента творения. Разделяли эту точку зрения и многие из русского духовенства:

"Зде страхъ, зде скорбь, аки в распятии Христове сей кругъ бысть, сие лето и на конецъ явися, въ неже чаемь и всемирное Твое пришествие."

И вот тут на сцену и выходит митрополит Зосима. И самым знаменитым деянием Зосимы на посту митрополита стало составление новой Пасхалии, или календаря, который не заканчивался, а начинался с 1492 г. Это было очень смелым шагом, и он подвергся резкой критике со стороны тех церковных лидеров, в том числе преподобного Иосифа Волоцкого, кто полагал, что в этом году наступает конец света.

Зосима, безусловно, оказался прав. Конечно же, это было не просто составление очередного календаря, а еще и громкое утверждение: хотя Константинополь и пал, у христианства есть еще другой оплот – Русь. Зосима не называет Русь или Москву Третьим Римом. Через его сочинения, однако, последовательно проходит идея Нового Иерусалима. Зато инок Филофей называет Русь Третьим Римом. Но все-таки нелегко еще уловить разницу: Москва – Новый Иерусалим, Москва- Новый Рим…

Можно смело говорить о сосуществовании на Руси двух точек зрения, хотя и не всегда противостоящих одна другой, но все же различных. Согласно одной, очевидно более древней, Москва уподоблялась Новому Иерусалиму. Согласно другой Москва сравнивалась с Новым, или Третьим Римом. Не все православные мыслители и богословы приветствовали преобладание идеи Третьего Рима над идеей Нового Иерусалима. Некоторые полагали, что мессианская идея Филофея подталкивала Русь к отречению от древнерусского идеала святости.

Русский религиозный философ Георгий Федотов, к примеру, видел негативные стороны концепции Москва – Третий Рим. Он писал: «Поколение Филофея, гордое даровым, не заработанным наследием Византии, подменило идею русской Церкви - „святой Руси” - идеей православного царства. Оно задушило ростки свободной мистической жизни (традицию преподобных Сергия Радонежского, Нила Сорского и других) и на крови и обломках старой, свободной Руси построило могучее восточное царство, в котором было больше татарского, чем греческого».

Конечно, мы здесь не для того, чтобы судить – кто был прав, кто неправ. История сама расставляет все точки над «и». Наша же задача – проследить развитие тех идей, которые помогают нам понять – что же такое Россия, и к чему она призвана?

Но в чем, все-таки, разница между Новым Иерусалимом и Третьим Римом? Чтобы уловить разницу между этими двумя взглядами на Русь следует опять обратиться к истории.

Своего развития идея Москва – Иерусалим достигла в период великого княжения Ивана III (1462–1505 гг.), которая вошла в историю как эпоха возникновения Российского государства. В то же время этот период отмечен рядом конфликтов с церковной организацией. Возникновение автокефалии (то есть самоуправления) русской церкви устранило зависимость русских митрополитов от Константинопольского патриарха, но в то же время установило сильную зависимость от власти великого князя.

Женитьба в 1472-ом году великого князя Московского на племяннице последнего византийского императора не только подняла престиж Русского государства, но и позволила говорить о преемственности с Римской империей – то есть с Византией. Герб Палеологов (династии последних правителей Византии) – двуглавый орел – приходит на Русь.

* * *








Содержание:

Яндекс.Метрика