Книга пророка Даниила, 11 глава

(цикл лекций)

Книга пророка Даниила. Пророчества Даниила



Путешествие сквозь историю



Апокалипсис Даниила (с 10 по 12 главы) – это череда непрерывных пророчеств, касающихся истории еврейского народа, а затем и Христианской Церкви. Представленные в этих главах пророчества имеют дело с событиями, так или иначе касающимися еврейской нации в период с 5-го столетия до н.э. и по 1-е столетие н.э., и простирается далее, затрагивая ключевые моменты истории христианской Европы, и, наконец, проливает свет на события “в конце времени”. Средоточием этих пророчеств выступает 11-ая глава книги пророка Даниила - глава, в которой записано самое длинное непрерывное пророчество Библии.



Введение



Еще К. Кох заметил, что: “книга пророка Даниила является первой “историей мира” в истории человечества.” Однако 11-я глава Даниила на протяжении длительного периода времени игнорировалась научным сообществом, - и происходило это, в основном, по двум различным, даже противоположным причинам.

Либеральные богословы избегают рассматривать Дан.11 в качестве пророчества, поскольку они видят исторические события, описанные с такой точностью, что просто отказываются поверить, что так может выглядеть пророчество. Отсюда они впадают в распространенное заблуждение, принимая описанные события за постдикцию, что в религиозных кругах часто еще именуется латинским термином vaticinium ex eventu, или предсказаниями, записанными после самих событий.

Используя данный термин, критики вообще заявляют, что многие библейские пророчества (как и подобные пророчества в других религиях), которые сбылись, вероятно, были записаны после предсказанных событий, или же что их формулировка или толкование, возможно, были изменены уже после самого исполнения, чтобы таким образом соответствовать фактам, которые они описывают. Будучи в целом скептически настроенными по отношению к самому пророческому дару, они рассматривают 11 главу Даниила как пророчество после свершившегося факта, которое отражает политические события, происходившие на протяжении четырех столетий вращающиеся вокруг небольшого Иудейского сообщества. И только где-то с середины главы исторический обзор перестает точно воспроизводить события, связанные с Еврейской нацией. Те же, кого они считают автором (кем бы ни был автор или группа авторов этой книги), по их мнению, что называется гадают на кофейной гуще о будущем Еврейского народа, на самом деле не догадываясь, что его история подходит к концу.

В это же время более консервативные богословы, которые очевидно, не имеют глубины исторического видения ситуации, также недоумевают относительно этой главы, в основном перенимая традиционную еврейскую позицию на книгу Даниила как на поэтическую книгу, представляющую довольно общее описание борьбы между добром и злом. Будем, однако, помнить, что Иисус назвал Даниила пророком (Мф.24:15; Мк.13:14).

Есть также некоторые богословы, стоящие на предпосылках историзма, которые близки к тому, чтобы уразуметь – о каких исторических событиях говорит эта глава, но между ними нет согласия по хронологической структуре главы, и их голос тонет в общем скептическом отношении к историзму.

Автор данного богословско-исторического эссе считает, что без знания истории любая попытка толковать 11 главу книги Даниила обречена на провал, поскольку эта глава, как и остальная часть книги Даниила, требует знания как богословия, так и истории. По сути, именно сотрудничество этих двух дисциплин и позволит нам достичь перспективы Великой Борьбы. Разобщение между богословием и историзмом может быть преодолено лишь в случае подхода к книге Даниила с междисциплинарной точки зрения, используя историко-богословский метод толкования.

Однако, поскольку последнее веяние даже в церкви адвентистов седьмого дня, было направлено на более духовное и менее историческое понимание книг Даниила и Откровения, в данном эссе мы сделаем акцент на обойденной вниманием части, а именно на историческую суть пророчеств Даниила. Автор ни в коей мере не отрицает важность интертекстуальности (исследования связей между библейскими отрывками), когда мы приступаем к исследованию книги Даниила. Однако недавно сделанный акцент на интертекстуальность, по справедливости, требует восполнить акцентом и на историчности.

* * *










Содержание:

Яндекс.Метрика